Я подкрался подстрекаемый любопытством

"Ты видел, – отвечала она, – ты донесешь!" – и сверхъестественным усилием повалила меня на борт; мы оба по пояс свесились из лодки, ее волосы касались воды: минута была решительная. Я уперся коленкою в дно, схватил ее одной рукой за косу, другой за горло, она выпустила мою одежду, и я мгновенно сбросил ее в волны.

Было уже довольно темно; голова ее мелькнула раза два среди морской пены, и больше я ничего не видал.

На дне лодки я нашел половину старого весла и кое-как, после долгих усилий, причалил к пристани. Пробираясь берегом к своей хате, я невольно всматривался в ту сторону, где накануне слепой дожидался ночного пловца; луна уже катилась по небу, и мне показалось, что кто-то в белом сидел на берегу; я подкрался, подстрекаемый любопытством, и прилег в траве над обрывом берега; высунув немного голову, я мог хорошо видеть с утеса все, что внизу делалось, и не очень удивился, а почти обрадовался, узнав мою русалку. Она выжимала морскую пену из длинных волос своих; мокрая рубашка обрисовывала гибкий стан ее и высокую грудь. Скоро показалась вдали лодка, быстро приблизилась она; из нее, как накануне, вышел человек в татарской шапке, но стрижен он был по-казацки, и за ременным поясом его торчал большой нож. "Янко, – сказала она, – все пропало!" Потом разговор их продолжался так тихо, что я ничего не мог расслышать. "А где же слепой?" – сказал наконец Янко, возвыся голос. "Я его послала", – был ответ. Через несколько минут явился и слепой, таща на спине мешок, который положили в лодку.

– Послушай, слепой! – сказал Янко, – ты береги то место. знаешь? там богатые товары. скажи (имени я не расслышал), что я ему больше не слуга; дела пошли худо, он меня больше не увидит; теперь опасно; поеду искать работы в другом месте, а ему уж такого удальца не найти. Да скажи, кабы он получше платил за труды, так и Янко бы его не покинул; а мне везде дорога, где только ветер дует и море шумит! – После некоторого молчания Янко продолжал: – Она поедет со мною; ей нельзя здесь оставаться; а старухе скажи, что, дескать. пора умирать, зажилась, надо знать и честь. Нас же больше не увидит.

– А я? – сказал слепой жалобным голосом.

– На что мне тебя? – был ответ.

Между тем моя ундина вскочила в лодку и махнула товарищу рукою; он что-то положил слепому в руку, примолвив: "На, купи себе пряников". – "Только?" – сказал слепой. – "Ну, вот тебе еще", – и упавшая монета зазвенела, ударясь о камень. Слепой ее не поднял. Янко сел в лодку, ветер дул от берега, они подняли маленький парус и быстро понеслись. Долго при свете месяца мелькал парус между темных волн; слепой мальчик точно плакал, долго, долго. Мне стало грустно. И зачем было судьбе кинуть меня в мирный круг честных контрабандистов? Как камень, брошенный в гладкий источник, я встревожил их спокойствие и, как камень, едва сам не пошел ко дну!

Я возвратился домой. В сенях трещала догоревшая свеча в деревянной тарелке, и казак мой, вопреки приказанию, спал крепким сном, держа ружье обеими руками. Я его оставил в покое, взял свечу и пошел в хату. Увы! моя шкатулка, шашка с серебряной оправой, дагестанский кинжал – подарок приятеля – все исчезло. Тут-то я догадался, какие вещи тащил проклятый слепой. Разбудив казака довольно невежливым толчком, я побранил его, посердился, а делать было нечего! И не смешно ли было бы жаловаться начальству, что слепой мальчик меня обокрал, а восьмнадцатилетняя девушка чуть-чуть не утопила?

Слава Богу, поутру явилась возможность ехать, и я оставил Тамань. Что сталось с старухой и с бедным слепым – не знаю. Да и какое дело мне до радостей и бедствий человеческих, мне, странствующему офицеру, да еще с подорожной по казенной надобности.

Конец первой части.

(Окончание журнала Печорина)

Вчера я приехал в Пятигорск, нанял квартиру на краю города, на самом высоком месте, у подошвы Машука: во время грозы облака будут спускаться до моей кровли. Нынче в пять часов утра, когда я открыл окно, моя комната наполнилась запахом цветов, растуших в скромном палисаднике. Ветки цветущих черешен смотрят мне в окна, и ветер иногда усыпает мой письменный стол их белыми лепестками. Вид с трех сторон у меня чудесный. На запад пятиглавый Бешту синеет, как "последняя туча рассеянной бури"; на север поднимается Машук, как мохнатая персидская шапка, и закрывает всю эту часть небосклона; на восток смотреть веселее: внизу передо мною пестреет чистенький, новенький городок, шумят целебные ключи, шумит разноязычная толпа, – а там, дальше, амфитеатром громоздятся горы все синее и туманнее, а на краю горизонта тянется серебряная цепь снеговых вершин, начинаясь Казбеком и оканчиваясь двуглавым Эльборусом. Весело жить в такой земле! Какое-то отрадное чувство разлито во всех моих жилах. Воздух чист и свеж, как поцелуй ребенка; солнце ярко, небо сине – чего бы, кажется, больше? – зачем тут страсти, желания, сожаления. Однако пора. Пойду к Елизаветинскому источнику: там, говорят, утром собирается все водяное обшество.

Спустясь в середину города, я пошел бульваром, где встретил несколько печальных групп, медленно подымающихся в гору; то были большею частию семейства степных помещиков; об этом можно было тотчас догадаться по истертым, старомодным сюртукам мужей и по изысканным нарядам жен и дочерей; видно, у них вся водяная молодежь была уже на перечете, потому что они на меня посмотрели с нежным любопытством: петербургский покрой сюртука ввел их в заблуждение, но, скоро узнав армейские эполеты, они с негодованием отвернулись.

Жены местных властей, так сказать хозяйки вод, были благосклоннее; у них есть лорнеты, они менее обращают внимания на мундир, они привыкли на Кавказе встречать под нумерованной пуговицей пылкое сердце и под белой фуражкой образованный ум. Эти дамы очень милы; и долго милы! Всякий год их обожатели сменяются новыми, и в этом-то, может быть, секрет их неутомимой любезности. Подымаясь по узкой тропинке к Елизаветинскому источнику, я обогнал толпу мужчин, штатских и военных, которые, как я узнал после, составляют особенный класс людей между чающими движения воды. Они пьют – однако не воду, гуляют мало, волочатся только мимоходом; они играют и жалуются на скуку. Они франты: опуская свой оплетенный стакан в колодец кислосерной воды, они принимают академические позы: штатские носят светло-голубые галстуки, военные выпускают из-за воротника брыжи. Они исповедывают глубокое презрение к провинциальным домам и вздыхают о столичных аристократических гостиных, куда их не пускают.

Читайте также:  Программа для удаления майнинг вирусов

Наконец вот и колодец. На площадке близ него построен домик с красной кровлею над ванной, а подальше галерея, где гуляют во время дождя. Несколько раненых офицеров сидели на лавке, подобрав костыли, – бледные, грустные. Несколько дам скорыми шагами ходили взад и вперед по площадке, ожидая действия вод. Между ними были два-три хорошеньких личика. Под виноградными аллеями, покрывающими скат Машука, мелькали порою пестрые шляпки любительниц уединения вдвоем, потому что всегда возле такой шляпки я замечал или военную фуражку или безобразную круглую шляпу. На крутой скале, где построен павильон, называемый Эоловой Арфой, торчали любители видов и наводили телескоп на Эльборус; между ними было два гувернера с своими воспитанниками, приехавшими лечиться от золотухи.

Я остановился, запыхавшись, на краю горы и, прислонясь к углу домика, стал рассматривать окрестность, как вдруг слышу за собой знакомый голос:

– Печорин! давно ли здесь?

Оборачиваюсь: Грушницкий! Мы обнялись. Я познакомился с ним в действующем отряде. Он был ранен пулей в ногу и поехал на воды с неделю прежде меня. Грушницкий – юнкер. Он только год в службе, носит, по особенному роду франтовства, толстую солдатскую шинель. У него георгиевский солдатский крестик. Он хорошо сложен, смугл и черноволос; ему на вид можно дать двадцать пять лет, хотя ему едва ли двадцать один год. Он закидывает голову назад, когда говорит, и поминутно крутит усы левой рукой, ибо правою опирается на костыль. Говорит он скоро и вычурно: он из тех людей, которые на все случаи жизни имеют готовые пышные фразы, которых просто прекрасное не трогает и которые важно драпируются в необыкновенные чувства, возвышенные страсти и исключительные страдания. Производить эффект – их наслаждение; они нравятся романтическим провинциалкам до безумия. Под старость они делаются либо мирными помещиками, либо пьяницами – иногда тем и другим. В их душе часто много добрых свойств, но ни на грош поэзии. Грушницкого страсть была декламировать: он закидывал вас словами, как скоро разговор выходил из круга обыкновенных понятий; спорить с ним я никогда не мог. Он не отвечает на ваши возражения, он вас не слушает. Только что вы остановитесь, он начинает длинную тираду, по-видимому имеющую какую-то связь с тем, что вы сказали, но которая в самом деле есть только продолжение его собственной речи.

9. Трудно было найти специалиста, который в столь короткий срок согласился бы переработать этот сложный проект. 10. Мальчик воображал себя астрономом, который откроет новую звезду. 11. Ученики побывали в одном из цехов недавно реконструированного завода. 12. Проблема, которой было посвящено данное исследование, не утратила своей актуальности в наши дни.

1 • Тронутый преданностью старого кучера, Дубровский замолчал и предался своим размышлениям 2. Хмель взбегал наверх и обвивал

г поли., с.п. _ полн., с.п г

до половины сломленную березу. 3. Крепко привязанные к молодым

дубкам, добрые кони наши терпели страшную^ ггытку от нападения

овода. 4. Весной я чувствовал никогда не испытанное мной особого

рода волнение. 5. Я подкрался, подстрекаемый любопытством, и

_ полн., с.п. „ полн.,с.п_

прилег в траве над обрывом берега 6. ВзъерОшенный, нщыхьщ*

Нежданов имел вид дикий и странный. 7. Тесно торчали на грядах

перепутанные горохом бурые листья. 8. Идешь вдоль опушки, гля-

дишь за собакой, а между тем любимые лица, мертвые и живые,

приходят на память, давным-^авно заснувшие впечатления неожиданно просыпаются. 9. Запряженные в сохи и бороны лошади были сытые и крупные.

1.Это было бледное, крошечное создание, напоминавшее цветок, выросший без лучей солнца 2. Около него лежала маленькая котомка и коса без черенка, обернутая в жгут из соломы, аккуратно перекрученный веревочкой. 3. С меня лил градом пот, но, возбужденный криком Маслова, я махал вилами во всю мочь. 4. Всегда насмешливый, часто резкий, Варавка умел говорить и вкрадчиво, с дружеской убедительностью. 5. Месяц, уже не желтый, а серебряный, поднялся к самой верхушке тополя. 6. Здоровые, молодые, сильные, они подхватили. почти подняли Антипа на воздух и бросили на палубу. 7. Много виднелось стрелецких кафтанов, красных, зеленых, клюквенных. 8. Еще час тому назад сильный и злой, сейчас он слабо, часто стонал.

Перед ним. здоровенный, с бычьей шеей и толстым бабьим лицом, босой, в хламиде, наподобие рубахи, орал громоподобным басом «многая лета» бывший вышибала 10. Лошади, вытянувшие черные головы, и всадники, согнувшиеся над ними, показывались на мгновение на белом фоне неба 11. Похожий на мать, статный и красивый, из-за стола встал Тимофей. 12. Пламя перебежало на хвою и, раздуваемое ветром разгорелось со стонами и свистом. 13. Синюков, довольный. свертывает над ним папироску 14. Оглушенный всем случив-144

Среди великих изобретений былых времен, окончательно выделивших род людской из приниженного состояния, наибольшую роль сыграла письменность. Дату рождения алфавита можно считать эпохой в человеческом самосознании, открывшей прямой путь к появлению книгопечатного станка.

Книга – это кристаллический, плотно упакованный в страницы наш многовековой опыт, делающий бессмертным род людской на Земле. Только благодаря книге накопленные знания обретают могущество лавины, способной с тысячелетнего разгона преодолеть любое препятствие на столбовой дороге человеческого прогресса. Словом, нет ничего дороже книги для мыслящего человека.

Книга – верный, бескорыстный и наиболее сведущий друг. Она самый терпеливый учитель, готовый десятки раз повторять недоступную сразу мысль.

Старшее поколение оставляет своей юной смене единственное, наиболее полное завещание – книгу. Любите книгу, храните ее_вы_- ше. всякого. друго_го .достояния (побудит., невосклиц., простое, одно- составн. (неопр.-личное с обобщ. значением), распространенное, осложнено однородными сказуемыми).

Читайте также:  Установка тп линк вай фай

Обособленные определения выделены курсивом.

1. .Бескорыстный, .бессмертный, накопленный, приниженный.

2. Самосознание, книгопечатный, многовековой, тысячелетнего. № 353. Устно. № 354. Устно.

1. Науки, чуждые музыке, были постылы мне. 2. У крыльца стояло несколько повозок, запряженных гуськом. 3. Стройный, тонкий стан и широкие плечи Печорина доказывали крепкое сложение, способное переносить все трудности кочевой жизни. 4. Небольшой новый армячок, надетый внакидку, чуть держался на узеньких плечах мальчика. 5. На солнце ярко сверкнули занесенные снегом избушки. 6. Даже березы и рябины стояли сонные в окружавшей их знойной истоме. 7. Это была улыбка необыкновенно добрая, широкая, как у разбуженного ребенка. 8. Шепот ветвей раздавался отчетливо и близко, ничем не отдаленный и не прикрытый. 9. Стихи стоят свинцово, тяжело, готовые и к смерти, и к бессмертной славе. 10. И мгновенно где-то за лесом стоящие зенитки начинают обстреливать вражеский самолет. 11. Дорога вилась по влажным косогорам, густо заросшим дубняком и кленом, еще хранившими багряную листву. 12. Многие деревья стояли уже обнаженные и черные, как поздней осенью.

1. Сопровождаемый офицером комендант вошел в дом. 2. Привлеченные светом, бабочки прилетели и кружились около фонарей. 3. Окаймлен летучей пеной днем и ночью дышит мол. 4.

Веселый и жизнерадостный, Радик был вообще любимцем. 5.

Кузьма пошел на кухню, сел перед не топленной со вчерашнего дня печкой и, опустив голову, сидел так долго-долго. 6. Несколько раз, таинственный и одинокий, появлялся мятежный броненосец «Потемкин» на горизонте в виду бессарабских берегов. 7. Это, подожженный снарядом, горел дом. 8. Прижатый страхом, Леонтьев лежал, не шевелясь. 9. К концу января, овеянные первой оттепелью, хорошо пахнут вишневые сады. 10. Раненный, отброшенный взрывом Беличенко, видел, как три танка гнали к реке бойцов, стреляя по ним.

137 5. И минут через пять лил уже сильный дождь обложной. 6. Две барышни взволнованные подбегают к ней. 7. Над Ветлугой спустились сумерки, синие, теплые, тихие. 8. Другой берег, плоский и песчаный, густо и нестройно покрыт тесной кучей хижин. 9. Потом пришла весна, яркая, солнечная. 10. Клокочет голос меди трудовой, в осенний полдень, сумрачный и мглистый. 11. В бузине сырой и гулкой соловей ударил дудкой. 12. Небо раскрылось в вышине, прозрачно-льдистое и голубое. 13. Майор Ройтман, худенький, с перехватом в талии, оправляя неловко сидящую на нем портупею и цепляясь за ковровые дорожки, поспел из Акустической лаборатории.

1. У него, сонного, медленно выплыли из-под ресниц и стали неподвижно две теплые слезы. 2. Изнуренные, грязные, мокрые, мы достигли, наконец, берега. 3. Убаюканный сладкими надеждами, он крепко спал. 4. Я прихожу к вечеру усталый и голодный. 5. Они бросились за ним очарованные. 6. Невидимые, они [бомбардировщики] покружились над садами в ночном небе.

1. Шабашкин с картузом на голове стоял подбочась и гордо взирал около себя. 2. Саша Бережнова, в шелковом платье, в чепце на затылке и в шали, сидела на диване. 3. Один из присутствующих, постарше других, с испуганным и сердитым лицом, вдруг продвинулся вперед. 4. Какая-то полная женщина с засученными рукавами и с поднятым фартуком стояла среди двора. 5. Сегодня она, в новом голубом капоте, была особенно молода и внушительно красива. 6.

Служитель, тоже в белом, принял из рук Григория шинель.

1. Изданные впервые стихи молодого поэта понравились читателям. 2. Вышедшая рано утром группа туристов в полдень остановилась для отдыха. 3. Похожее на море в минуты затишья безоблачное небо синим шатром распростерлось над нами. 4. Обвитая диким виноградом беседка в саду была любимым местом детских игр. 5. Нагруженная строительным материалом машина остановилась у ворот завода. 6. Еще не жаркое, не раскаленное солнце показалось над горизонтом. 7. Исписанные мелким почерком листы бумаги были аккуратно разложены на письменном столе. 8. Недавно срубленные сосны источали приятный смолистый запах. 9. Встревоженная грозой в ноч-

ное время земля успокоилась, заснула. 10. Организованная для старшеклассников экскурсия принесла им большую пользу.

1 . До самой весны безмолвствует река, скованная льдом. 2. Палисадник, разросшийся густой сиренью, находился около дома. 3.

Земля окутана мартовской ночью, облачной и туманной. 4.

Поездка за город, назначенная на завтра, переносится на следующую неделю. 5. Плотина, обсаженная серебристыми тополями, замыкала пруд. 6. Дверь, завешанная тяжелой портьерой, приглушала шедшие из коридора звуки. 7. Школьная библиотека пополнилась новинками художественной литературы, изданными за последний год. 8. В тишине, наступившей после грозы, слышен был стук капель, падавших с веток деревьев. 9. Люди, стоявшие на пристани, с нетерпением дожидались прибытия парохода. 10. Мы шли по траве, еще влажной от утренней росы .

1 . На выставке, недавно открывшейся в Москве, демонстрировались новые картины молодых художников. – На недавно открывшейся в Москве выставке демонстрировались новые картины молодых художников. 2. В саду грустно стояли обнаженные деревья, покрытые инеем. – В саду грустно стояли обнаженные, покрытые инеем деревья. 3. Солнце, недавно вставшее, затопляло всю рощу сильным, хотя и не ярким светом. – Недавно вставшее солнце затопляло всю рощу сильным, хотя и не ярким светом. 4. По дороге, ведущей к элеватору, тянулись машины с зерном нового урожая. – По ведущей к элеватору дороге тянулись машины с зерном нового урожая. 5. Давно не издававшиеся произведения этого писателя скоро появятся в свет. – Произведения этого писателя, давно не издававшиеся, скоро появятся в свет 6. Туман, превратившийся в сырую мглу, пронизывал до мозга костей. – Превратившийся в сырую мглу туман пронизывал до мозга костей. 7. Радостное чувство, непонятное ей самой, охватило молодую девушку. – Непонятное ей самой радостное чувство охватило молодую девушку. 8 Буря, затихшая ненадолго, разбушевалась с новой силой. – Затихшая ненадолго буря разбушевалась с новой силой. 9. Морозный воздух, острый и чистый, бил в лица детей, разгоряченных бегом. – Острый и чистый морозный воздух бил в лица разгоряченных бегом детей 10. Жители деревни не скоро оправились от чувства страха, пережитого ими во время наводнения. – Жители деревни не скоро оправились от пережитого ими во время наводнения чувства страха.

Читайте также:  Играть в пьяницу с компьютером

1. Трудно было различить дорогу при чуть брезжущем, слабо льющемся с высоты свете звезд. 2. Воздух был пропитан испарениями земли, незадолго до вечера обильно смоченной дождем, и насыщен острым запахом моря. 3. Мы заинтересовались зданием, строящимся на набережной реки и предназначенным для Дворца спорта. 4. Прозрачный ключ бьет из превратившейся в небольшой овраг расселины берега. 5. В побледневшем с первыми проблесками зари небе, взмахивая крыльями, появился ястреб. 6. К дому можно было подойти расчищенной в траве и посыпанной песком дорожкой. 7. Черными пятнами выделялись вороны на снегу, медленно тающем под лучами мартовского солнца. 8. Всадник ловко сидел на легко ступавшем по твердой дороге гнедом коне. 9. Смущенное лицо мальчика, раскаявшегося в своем поступке, вызывало сочувствие. 10. Заговорили о старом товарище, где-то задержавшемся в длительной экспедиции.

Парк села Тригорского.

В тенистых аллеях Тригорского парка воображение легко рисует любимую героиню Пушкина Татьяну, выросшую среди лесов и полей, преданную им душой.

У обрыва над Соротью на небольшой площадке под сенью старых могучих лип и дубов стоит простая белая скамья. Сами обитатели Тригорского называли ее «скамья Онегина» и с нею связывали сцену объяснения Онегина с Татьяной в саду у Лариных.

В глубине парка раскинулась большая прямоугольная площадка, окруженная старыми липами. Это парковый зал, где веселилась и танцевала тригорская молодежь. Собиралась молодежь и под сенью старой ели. «Ель-шатер» – один из парковых «сюрпризов», она красовалась более двух веков. Стройный ствол ее уходил высоко в небо. Ровным треугольником, все расширяясь книзу, опускались до земли могучие ветки.

Особенно любили в Тригорском многовековой ветвистый дуб, гордо возвышавшийся на насыпной горке(неопред.-личное).

Три пруда, поросшие камышом и водяными лилиями, украшают Тригорский парк.

Обособленные определения выделены курсивом. 1.

Односоставное предложение подчеркнуто. 2.

Большой – огромный. Огромный дуб стоял среди поля. Могучий – исполинский. Скала исполинского размера высилась у берега.

3. Ветвистый, тенистый: суффикс -ист- имеет значение обладающий чем-либо (тенистые аллеи – аллеи, в которых есть тень). Другие примеры: скалистый, плечистый.

1. Экзамены, которые начались в первых числах месяца, продлятся до его конца. 2. Сознание опасности, которая грозила сыну, придало матери новые силы. 3. Подруга моей сестры, работающая в сельской школе, участвует в конференции. 4. Машины задержались на большом мосту, который тянулся через широкую реку. 5. Многочисленные факты, накопленные наукой, подтвердили правильность гипотезы, выдвинутой ученым. 6. Часть картин, предназначенных для выставки, уже получена. 7. Часть картин, которую отобрали для продажи, скоро поступит в магазин. 8. Иллюстрации к рассказам, присланные на конкурс, исполнены мастерски. 9. Мы очутились на небольшой лесной поляне, которая заросла травой и была окружена высокими соснами. 10. Слышно разноголосое пение птиц, которое напоминает о весне.

1. Книги, прочитанные вами, верните в библиотеку. 2. С самолета не совсем ясно виднелся город, окутанный серым дымом. 3.

Известный путешественник, прославившийся своими открытиями, заинтересовавшими многих, прочитал ряд публичных лекций. 4.

Деревня, через которую мы проходили, показалась нам знакомой. 5.

Стихи молодого поэта, недавно опубликованные в нескольких журналах и вышедшие также отдельным изданием, свидетельствуют о несомненном таланте их автора. 6. Мне рассказали одну необычную историю, которая надолго останется у меня в памяти. 7. Быстрый рост населения городов, наблюдаемый в последнее время, вызвал ускоренное жилищное строительство. 8. Тучи, собравшиеся на западе, скрыли солнце, клонившееся уже к горизонту. 9. Трудно было найти специалиста, который в столь короткий срок согласился бы переработать этот сложный проект. 10. Мальчик воображал себя астрономом, который откроет новую звезду. 11. Ученики побывали в одном из цехов недавно реконструированного завода. 12. Проблема, которой было посвящено данное исследование, не утратила своей актуальности в наши дни.

1. Тронутый преданностью старого кучера, Дубровский замолчал и предался своим размышлениям 2. Хмель взбегал наверх и обвивал

г полн, с.п. полн., с.п. г

полн., с.п. полн., с.п.

полн., с. п. до половины сломленную березу. 3. Крепко привязанные к молодым дубкам, добрые кони наши терпели страшную пытку от нападения овода. 4. Весной я чувствовал никогда неиспытанное мной особого рода волнение. 5. Я подкрался, подстрекаемый любопытством, и прилег в траве над обрывом берега. 6. Взъерошенный, немытый, Нежданов имел вид дикий и странный. 7. Тесно торчали на грядах перепутанные горохом бурые листья. 8. Идешь вдоль опушки, глядишь за собакой, а между тем любимые лица, мертвые и живые, приходят на память, давным-давно заснувшие впечатления неожиданно просыпаются. 9. Запряженные в сохи и бороны лошади были сытые и крупные.

1.Это было бледное, крошечное создание, напоминавшее цветок, выросший без лучей солнца. 2. Около него лежала маленькая котомка и коса без черенка, обернутая в жгут из соломы, аккуратно перекрученный веревочкой. 3. С меня лил градом пот, но, возбужденный криком Маслова, я махал вилами во всю мочь. 4. Всегда насмешливый, часто резкий, Варавка умел говорить и вкрадчиво, с дружеской убедительностью. 5. Месяц, уже не желтый, а серебряный, поднялся к самой верхушке тополя. 6. Здоровые, молодые, сильные, они подхватили, почти подняли Антипа на воздух и бросили на палубу. 7. Много виднелось стрелецких кафтанов, красных, зеленых, клюквенных. 8.

Еще час тому назад сильный и злой, сейчас он слабо, часто стонал. 9.

Перед ним, здоровенный, с бычьей шеей и толстым бабьим лицом, босой, в хламиде, наподобие рубахи, орал громоподобным басом «многая лета» бывший вышибала. 10. Лошади, вытянувшие черные головы, и всадники, согнувшиеся над ними, показывались на мгновение на белом фоне неба. 11. Похожий на мать, статный и красивый, из-за стола встал Тимофей. 12. Пламя перебежало на хвою и, раздуваемое ветром разгорелось со стонами и свистом. 13. Синюков, довольный, свертывает над ним папироску. 14. Оглушенный всем случившимся сегодня на его глазах, он вообще ничего не говорит и готов идти, куда будет приказано: хоть назад, хоть вперед.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *