Современные подводные лодки опускаются на глубину

Одна из важнейших характеристик подводной лодки – малозаметность, которая во многом зависит от глубины погружения. Субмарина на большой глубине менее заметна и поэтому менее уязвима, а нанесенный ею удар будет тем неожиданней и неотвратимее.

Как происходит погружение подводных лодок

Эволюция подводного флота – это постепенное погружение на большую глубину. Если во времена Первой и Второй мировых войн она ограничивалась соответственно 80-100 и 100-150 метрами, то сегодня этот показатель вырос в 3-5 раз.

Как происходит погружение? В надводном положении субмарина мало чем отличается от обычного судна, если не брать в расчет ее специфический внешний вид. Погружение происходит за счет приема в цистерны балласта – забортной воды. Ёмкости расположены между легким и прочным корпусами.

Всплытие осуществляется «в обратном порядке» — путем продува балласта. Вода выдавливается из цистерн мощным потоком сжатого воздуха. После полного погружения глубина, на которой находится лодка, регулируется специальными рулями.

Характеристики глубины погружения

Способность субмарины к погружению характеризуется двумя основными показателями – рабочей (оперативной) и предельной глубиной. В первом случае речь идет о глубине, на которую лодка может погружаться без каких-либо ограничений на протяжении всего срока ее эксплуатации.

Предельная глубина погружения обозначает ту границу, ниже которой может начаться разрушение обшивки и всей конструкции. Обычно сразу после спуска на воду субмарину отправляют на предельную глубину, где ее «обкатывают» какое-то время. У каждого типа подводных лодок этот показатель индивидуален.

Абсолютным рекордсменом максимального погружения до сего времени остается советская АПЛ «Комсомолец», «нырнувшая» в 1985 году почти на 1030 метров. Увы, ее судьба в дальнейшем сложилась трагически. Спустя 4 года, в результате пожара, приведшего к необратимым разрушениям корпуса, она затонула в Норвежском море.

Глубина – спасение или погибель

Затаиться, незаметно подкрасться к противнику и нанести по нему уничтожающий удар, после чего незаметно исчезнуть – так можно обозначить тактику подводной лодки. И глубина здесь – один из важнейших факторов.

Однако она же таит в себе колоссальную опасность. На глубине всего 50 метров выходной люк боевой рубки площадью 2 м² испытывает на себе давление почти 60000 кг. Нетрудно подсчитать, насколько увеличится этот показатель на глубине 300-400 метров.

За управляемость субмарины в вертикальной плоскости отвечают, как правило, две пары горизонтальных рулей – кормовые и носовые. В зависимости от их положения лодка получает дифферент на нос или корму. Задача командира и экипажа – осуществлять необходимое маневрирование в рамках технических возможностей лодки, чтобы, если такое случится, предельное, максимальное погружение не оказалось последним.

Особенности АПЛ России и США

Основные отличия лежат в «архитектуре». Американские субмарины однокорпусные: давлению противостоит единый корпус обтекаемой формы. В отличие от них, советские, а позже российские АПЛ – своеобразная «матрешка», где под внешним обтекаемым легким корпусом находится прочный внутренний. Настоящий рекордсмен по количеству корпусов – знаменитый «Тайфун» (проект 941). У самой большой АПЛ в мире внутри легкого корпуса размещаются пять прочных.

По мнению экспертов, двухкорпусные лодки более живучи, хотя и более тяжелы. К примеру, одно лишь резиновое звукоизолирующее покрытие «Тайфуна» весит 800 тонн, что несколько больше, чем вся американская АПЛ NR-1.

Перспективы российского атомного подводного флота

За последние 4 года состав ВМФ России пополнился четырьмя современными АПЛ: «Северодвинск» (пр. «Ясень») с рабочей и предельной глубинами погружения соответственно 520 и 600 м, «Владимир Мономах» – 400 и 480 м, «Юрий Долгорукий» — 400 и 450 м, «Александр Невский» — 400 и 480 метров. На очереди еще 11 атомных субмарин проектов «Борей-А» и «Ясень».

Однако глубина погружения – не единственное их преимущество. Сегодня гораздо большее значение приобретает малошумность. Как утверждают эксперты, здесь Россия вышла на лидирующие позиции в мире.

Факт существования батискафа, сумевшего покорить глубочайшую бездну, свидетельствует о технической возможности создания обитаемых аппаратов для погружений на любые глубины.

Почему же ни одна из современных подлодок и близко не способна погрузиться — даже на 1000 метров?

Полвека назад собранный из подручных средств стандартной стали и плексигласа батискаф достиг дна Марианской впадины. И мог бы продолжить свое погружение, если бы в природе встречались большие глубины. Безопасная расчетная глубина для «Триеста» составляла 13 километров!

Свыше 3/4 площади Мирового океана приходится на абиссальную зону: океанское ложе с глубинами свыше 3000 м. Подлинный оперативный простор для подводного флота! Почему никто не использует эти возможности?

Покорение больших глубин никак не связано с прочностью корпуса «Акул», «Бореев» и «Вирджиний». Проблема заключается в другом. И пример с батискафом «Триест» здесь совершенно ни при чем.

Они похожи, как самолет и дирижабль

Батискаф — это «поплавок». Цистерна с бензином, с закрепленной под ней гондолой экипажа. При принятии на борт балласта конструкция обретает отрицательную плавучесть и погружается в глубину. При сбрасывании балласта — возвращается на поверхность.

В отличие от батискафов, подводным лодкам требуется в течение одного погружения многократно изменять глубину нахождения под водой. Иначе говоря, подводный корабль обладает способностью многократно изменять запас плавучести. Это достигается путём заполнения забортной водой балластных цистерн, которые при всплытии продуваются воздухом.

Обычно на лодках применяются три воздушные системы: воздух высокого давления (ВВД), среднего (ВСД) и низкого давления (ВНД). К примеру, на современных американских атомоходах запасы сжатого воздуха хранятся в баллонах под давлением 4500 фунтов на кв. дюйм. Или, по-человечески, примерно 315 кг/см2. Однако ни одна из систем-потребителей сжатого воздуха не использует ВВД напрямую. Резкие перепады давления вызывают интенсивное обмерзание и закупорку арматуры, одновременно создавая опасность компрессионных вспышек паров масла в системе. Повсеместное применение ВВД под давлением свыше 300 атм. создало бы недопустимые опасности на борту субмарины.

ВВД через систему редукционных клапанов поступает к потребителям в виде ВСД под давлением 3000 фн. на кв. дюйм (примерно 200 кг/см2). Именно таким воздухом продуваются цистерны главного балласта. Для обеспечения работы остальных механизмов лодки, запуска оружия, а также продувания дифферентных и уравнительных цистерн применяется «рабочий» воздух под еще более низким давлением около 100-150 кг/см2.

И здесь в действие вступают законы драматургии!

С погружением в морские глубины на каждые 10 метров давление возрастает на 1 атмосферу

На глубине 1500 м давление составляет 150 атм. На глубине 2000 м давление 200 атм. Это как раз соответствует максимальному значению ВСД и ВНД в системах подводных лодок.

Ситуация усугубляется ограниченными объемами сжатого воздуха на борту. Особенно после продолжительного нахождения лодки под водой. На глубине 50 метров имеющихся запасов может быть достаточно для вытеснения воды из балластных цистерн, но на глубине 500 метров этого хватит лишь для продувания 1/5 их объема. Большие глубины — всегда риск, и там требуется действовать с предельной осторожностью.

В наши дни существует практическая возможность создания подлодки с корпусом, рассчитанным на глубину погружения 5000 метров. Но для продувания цистерн на такой глубине потребовался бы воздух под давлением свыше 500 атмосфер. Сконструировать трубопроводы, клапаны и арматуру, рассчитанные под такое давление, при сохранении их разумной массы и исключения всех связанных опасностей на сегодняшний день является технически неразрешимой задачей.

Современные подлодки строятся по принципу разумного баланса характеристик. Зачем делать высокопрочный корпус, выдерживающий давление километровой толщи воды, если системы всплытия рассчитаны на гораздо меньшие глубины. Погрузившись на километр, подлодка будет обречена в любом случае.

Однако в этой истории имеются свои герои и отверженные.

Читайте также:  Intel core i3 3220 сколько ядер

Традиционными аутсайдерами в области глубоководных погружений считаются американские подводники

Корпуса американских лодок на протяжении полувека делаются из одного сплава HY-80 с весьма посредственными характеристиками. High-yield-80 = сплав повышенной прочности с пределом текучести 80 000 фунтов на кв. дюйм, что соответствует значению 550 МПа.

Многие эксперты выражают сомнения в адекватности такого решения. Из-за слабого корпуса лодки неспособны в полной мере использовать возможности систем всплытия. Которые позволяют продувание цистерн на значительно больших глубинах. По оценкам, рабочая глубина погружения (глубина, на которой лодка может находиться длительное время, совершая любые маневры) для американских субмарин не превышает 400 метров. Предельная глубина — 550 метров.

Применение HY-80 позволяет удешевить и ускорить сборку корпусных конструкций, среди преимуществ всегда назывались хорошие сварочные качества этой стали.

Для ярых скептиков, которые немедленно заявят, что флот «вероятного противника» массово пополняется небоеспособным хламом, нужно заметить следующее. Те различия в темпах кораблестроения между Россией и США обусловлены не столько применением более качественных сортов стали для наших подлодок, сколько другими обстоятельствами. Ну да ладно.

За океаном всегда полагали, что супергерои не нужны. Подводное оружие должно быть максимально надежным, тихим и многочисленным. И в этом есть доля правды.

«Комсомолец»

Неуловимый «Майк» (К-278 по классификации НАТО) установил абсолютный рекорд глубины погружения среди подводных лодок — 1027 метров.

Предельная глубина погружения «Комсомольца» по расчетам составляла 1250 м.

Среди главных отличий конструкции, несвойственных другим отечественным подлодкам, — 10 бескингстонных цистерн, размещенных внутри прочного корпуса. Возможность стрельбы торпедами с больших глубин (до 800 метров). Всплывающая спасательная капсула. И главная изюминка — аварийная система продувания цистерн с помощью газогенераторов.

Реализовать все заложенные преимущества позволил корпус, изготовленный из титанового сплава.

Сам по себе титан не являлся панацеей при покорении морских глубин. Главным при создании глубоководного «Комсомольца» были качество сборки и форма прочного корпуса с минимумом отверстий и ослабленных мест.

Титановый сплав 48-Т с пределом текучести 720 МПа лишь незначительно превосходил по прочности конструкционную сталь HY-100 (690 МПа), из которой изготавливались подлодки «СиВулф».

Другие описываемые «преимущества» титанового корпуса в виде малых магнитных свойств и его меньшей подверженности коррозии сами по себе не стоили затраченных средств. Магнитометрия никогда не являлась приоритетным способом обнаружения лодок; под водой все решает акустика. А проблема морской коррозии уже лет двести решается более простыми методами.

Титан с точки зрения отечественного подводного кораблестроения обладал ДВУМЯ реальными преимуществами:

а) меньшей плотностью, что означало более легкий корпус. Появившиеся резервы тратились на другие статьи нагрузки, например, ГЭУ большей мощности. Неслучайно подлодки с титановым корпусом (705(К) «Лира», 661 «Анчар», «Кондор» и «Барракуда») строились как покорители скорости.;

б) Среди всех высокопрочных сталей и сплавов титановый сплав 48-Т оказался наиболее технологичным в обработке и при сборке корпусных конструкций.

«Наиболее технологичный» — не значит простой. Но сварочные качества титана хотя бы позволяли производить сборку конструкций.

За океаном имели более оптимистичный взгляд на применение сталей. Для изготовления корпусов новых подлодок XXI века была предложена высокопрочная сталь марки HY-100. В 1989 году в Штатах заложили головной «СиВулф». Спустя два года оптимизма поубавилось. Корпус «СиВулфа» пришлось разобрать на иголки и начинать работу заново.

В настоящее время многие проблемы решены, и стальные сплавы, эквивалентные по свойствам HY-100, находят более широкое применение в кораблестроении. По некоторым данным, подобная сталь (WL = Werkstoff Leistungsblatt 1.3964) применяется при изготовлении прочного корпуса немецких неатомных подлодок «Тип 214».

Существуют еще более прочные сплавы для изготовления корпусов, например, стальной сплав HY-130 (900 МПа). Но из-за плохих сварочных свойств корабелы считали применение HY-130 невозможным.

Пока не поступили новости из Японии.

耐久 значит предел текучести

Как утверждает старая пословица: «Что бы вы ни умели делать хорошо, всегда найдется азиат, который делает это лучше».

В открытых источниках присутствует крайне мало информации о характеристиках японских боевых кораблей. Однако экспертов не останавливают ни языковой барьер, ни параноидальная секретность, свойственная вторым по силе ВМС в мире.

Из доступной информации следует, что самураи наряду с иероглифами широко используют английские обозначения. В описании подлодок присутствует сокращение NS (Naval Steel — военно-морская сталь), сочетаемая с цифровыми индексами 80 или 110.

В метрической системе счисления «80» при обозначении марки стали, скорее всего, означает предел текучести 800 МПа. Более прочная сталь NS110 имеет предел текучести 1100 МПа.

С точки зрения американца, стандартная для японских подлодок сталь носит обозначение HY-114. Более качественная и прочная — HY-156.

Немая сцена

«Кавасаки» и «Мицубиси Хэви Индастриз» без всяких громких обещаний и «Посейдонов» научились изготавливать корпуса из материалов, ранее считавшихся несваримыми и невозможными при постройке подлодок.

Приведенные данные соответствуют устаревшим субмаринам с воздухонезависимой установкой типа «Оясио». В составе флота 11 единиц, из которых две самые старые, вступившие в строй в 1998-1999 гг., переведены в разряд учебных.

«Оясио» имеет смешанную двухкорпусную конструкцию. Наиболее логичное предположение — центральная секция (прочный корпус) изготовлена из наиболее прочной стали NS110, в носовой и кормовой частях лодки применяется двухкорпусная конструкция: легкая обтекаемая оболочка из NS80 (давление внутри = давлению снаружи), прикрывающая цистерны главного балласта, вынесенные за пределы прочного корпуса.

Современные японские субмарины типа «Сорю» считаются улучшенными «Оясио» с сохранением основных конструктивных решений, доставшийся им от предшественников.

При наличии прочного корпуса из стали NS110 рабочая глубина «Сорю» оценивается как минимум в 600 метров. Предельная — 900.

С учетом представленных обстоятельств ВМС самообороны Японии на сегодняшний день обладают самым глубоководными флотом боевых подлодок.

Японцы "выжимают" всё возможное из доступного. Другой вопрос, насколько это поможет в морском конфликте. Для противостояния в морских глубинах необходимо наличие ядерной силовой установки. Жалкие японские "полумеры" с увеличением рабочей глубины или созданием «лодки на батарейках» (удивившая мир подлодка «Орю») похожи на хорошую мину при плохой игре.

С другой стороны, традиционное внимание к мелочам всегда позволяло японцам иметь преимущество над противником. Появление ядерной силовой установки для ВМС Японии — вопрос времени. Но у кого в мире еще имеются технологии изготовления сверхпрочных корпусов из стали с пределом текучести 1100 МПа?

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Проект 685 "Плавник" — опытная глубоководная торпедная атомная подводная лодка.

Проект 685. Атомный подводный крейсер 1-го ранга.

Шифр работ: "Плавник".
Построено: 1 ед.
Тактический номер: К-278, с 10.1988. (по др. данным с 31 января 1989 г.) «Комсомолец».
Обозначение НАТО: Mike.
Разработчик: ЦКБ-18, с 1966 г. «Ленинградское проектно-монтажное Бюро „Рубин“» (ЛПМБ «Рубин»), г. Ленинград.
Главный конструктор: Н.А.Климов, с 1977 г. Ю.Н.Кормилицын.
Зам. главного конструктора: Д.А.Романов
Изготовитель: ПО "Северное машиностроительное предприятие" (ПО "СМП"), г. Северодвинск.
Ответственный сдатчик ПО "СМП": В.М.Чувакин.
Заводской номер: 510.
Дата закладки: 22.04.1978.
Дата спуска на воду: 09.05.1983.
Дата вступления в строй: 20.10.1983. (по данным разработчика приёмный акт от 28.12.1983.)
Дата гибели: 07.04.1989.

Характеристика АПЛ проекта 685:
Длина наибольшая 118,4 м
Ширина наибольшая 11,1 м
Осадка по КВЛ 7,4 м
Водоизмещение:
— нормальное 5680 м3
— полное 8500 м3
Запас плавучести 36%
Рабочая глубина погружения 1000 м
Предельная глубина погружения 1250 м
Полная скорость подводного хода 30,6 уз.
Надводная скорость 14,0 уз.
Экипаж 57 чел.

В августе 1966 г. командованием ВМФ было выдано тактико-техническое задание на разработку опытной глубоководной подводной лодки (проект 658) с предельной глубиной погружения, в 2,5 раза превышающей соответствующий показатель других атомных торпедных подводных лодок. Работы, получившие шифр «Плавник», велись в ЦКБ-18 под руководством главного конструктора Н.А. Климова (в 1977 году его сменил Ю.Н. Кормилицын).

Глубоководная атомная лодка создавалась как полноценный боевой корабль, способный решать широкий круг задач, в число которых входил поиск, обнаружение, длительное слежение и уничтожение атомных подводных лодок, борьба с авианосными соединениями, крупными надводными кораблями и транспортами противника.

Читайте также:  Как повторять видео в ютубе

Процесс проектирования глубоководной лодки занял более восьми лет. Технический проект глубоководного атомохода был утвержден в декабре 1974 г. (по данным ЦКБ МТ "Рубин" технический проект был разработан в 1973 г.).

В качестве основного конструкционного материала на проекте 685 было решено использовать титановые сплавы.

Для определения работоспособности титанового сплава в условиях высоких напряжений корпусных конструкций на больших глубинах погружения было решено провести широкий комплекс исследований и экспериментов. На масштабных, полунатурных и натурных отсеках подводной лодки отрабатывались методы конструирования, технология изготовления различных конструктивных узлов корпуса, осуществлялась экспериментальная проверка статической, циклической и динамической прочности конструкции.

В рамках программы создания АПЛ проекта 685 в Северодвинске были построены три специальные док-камеры, одна из которых имела диаметр 5 м и длину 20 м, другая, соответственно, 12 и 27 и третья — 15 м и 55 м. В первой из камер создавалось давление 400 кгс/см2 при разовой нагрузке и 200 кгс/см2 — при циклическом нагружении. Вторая док-камера имела рабочее давление 200 кгс/см2 и третья — 160 кгс/см2.

Опыт, полученный в ходе реализации 685 проекта, предполагалось широко использовать при проектировании и постройке атомных подводных лодок нового поколения.

АПЛ 685-го проекта, получившая номер К-278, была официально заложена в Северодвинске 22 апреля 1978 г. Постройка корабля осуществлялась блоками, каждый из которых был испытан давлением в самой большой из экспериментальных док-камер.

Спуск К-278 на воду состоялся 9 мая 1983 г., а 20 октября 1983 г. атомная подводная лодка вступила в строй Краснознаменного Северного флота.

Корабль имел двухкорпусную архитектуру. Его тщательно отработанные внешние обводы в сочетании с применением одновальной энергетической установки обеспечивали относительно низкое гидродинамическое сопротивление и высокие скоростные качества, превосходящие возможности американских аналогов.

Прочному корпусу была придана относительно простая конфигурация. В средней части он представлял собой цилиндр диаметром 8 м, а в оконечностях — усеченные конусы, заканчивающиеся сферическими переборками (угол сопряжения цилиндра и конусов не превышал 5°). В качестве основного конструкционного материала был принят титановый сплав 48-Т с пределом текучести 72—75 кгс/мм2. Цистерны главного балласта размещались внутри прочного корпуса. Для сведения к минимуму числа отверстий в прочном корпусе было решено отказаться от прочной рубки и торпедопогрузочного люка.

Для экстренного (в течение 20-30 с) создания положительной плавучести на больших глубинах при поступлении внутрь лодки забортной воды была установлена система продувания балласта одной из цистерн средней группы при помощи пороховых газогенераторов.

В результате рационального использования новых материалов и реализации ряда оригинальных конструкционных решений вес корпуса АПЛ пр. 685 составил 39% от нормального водоизмещения корабля, что не превышало соответствующий показатель других атомных подводных лодок, имеющих значительно меньшую глубину погружения.

Наружный корпус, сваренный из титанового сплава, состоял из 10 безкингстонных систем главного балласта, носовой и кормовой оконечностей, проницаемых частей и ограждения выдвижных устройств.

Применение титана позволило значительно уменьшить массу корпуса.

Ниши торпедных аппаратов, вырезы под носовые горизонтальные рули, шпигаты были оснащены щитовыми закрытиями.

Прочный корпус лодки делился на семь отсеков:
1-й — торпедный, разделенный двумя палубами. На верхней палубе размещались казенные части ТА, торпедные стеллажи и часть аппаратуры связи, а на нижней — аккумуляторная батарея на 112 элементов;
2-й — жилой, разделенный двумя палубами. Вверху были расположены кают-компания, камбуз и санитарно-бытовые помещения, внизу — каюты личного состава. В трюме размещались провизионная кладовая, емкости с пресной водой и электролизная установка;
3-й — центральный пост, разделенный двумя палубами, на верхней из которых были расположены пульты управления главного поста и вычислительный комплекс, а на нижней находился аварийный дизель-генератор;
4-й — реакторный. В нем располагалась паропроизводящая установка со всем оборудованием и трубопроводами первого контура;
5-й — отсек вспомогательных механизмов, обеспечивающих функционирование системы охлаждения;
6-й — турбинный отсек. В его диаметральной плоскости располагался главный турбозубчатый агрегат, а по бокам — два автономных турбогенератора и два главных конденсатора;
7-й — кормовой. По нему проходила линия главного вала и размещались привода рулей.
Лодка имела всплывающую камеру, способную вместить весь экипаж и обеспечивающую его спасение с глубин до 1500 м и оснащенную автономной системой энергоснабжения. Камера располагалась в ограждении выдвижных устройств и при нахождении корабля в надводном положении использовалась для выхода из помещений прочного корпуса на палубу надстройки.
Во 2-м и 3-м отсеках, где располагались центральный пост и жилые помещения, была сформирована т. н. «зона спасения», ограниченная поперечными переборками, способными выдержать давление до 40 кгс/см2.
Главная энергетическая установка включала один водоводяной атомный реактор ОК-650Б-3 (190 мВт) с четырьмя парогенераторами, один ГТЗА (43000 л. с.) и два автономных турбогенератора (2 х 2000 кВт). Резервная энергетическая установка включала один дизель-генератор ДГ-500 (500 кВт), группу аккумуляторных батарей и резервный движительный комплекс — два гребных винта, размещенных на концах горизонтального оперения и приводимых электродвигателями мощностью по 300 кВт, заключенными в водонепроницаемые капсулы. Скорость под резервными движителями в надводном положении достигала 5 узлов.
Для предотвращения аварийного поступления забортной воды внутрь прочного корпуса была применена двухконтурная система теплообменных аппаратов ГЭУ и бортового оборудования. В первом контуре охлаждения циркулировала пресная вода с отводом тепла в два забортных водоводяных охладителя. При этом число забортных отверстий в прочном корпусе было сокращено до минимума.
Каждый отсек корабля оснащался системой воздушно-пенного и объемного химического пожаротушения.
Система управления движением АПЛ имела подсистему, обеспечивающую автоматизированный контроль за поступлением внутрь прочного корпуса забортной воды и вырабатывающая рекомендации по всплытию аварийной лодки на поверхность.
Основным информационным средством лодки являлся автоматизированный гидроакустический комплекс «Скат», антенные посты и приборное оборудование которого располагались в носовой оконечности легкого корпуса в прочной капсуле. ГАК использовался для освещения подводной обстановки, выдачи целеуказания ракетно-торпедному оружию, опознавания подводных целей и решения ряда навигационных задач. Комплекс обеспечивал обнаружение целей при шумопеленговании в режиме автоматизированного сопровождения цели и при эхопеленговании в режиме измерения дистанции.
Корабль имел автоматический всеширотный навигационный комплекс «Медведица-685», обзорную РЛС «Бухта», навигационную РЛС «Чибис», комплекс связи «Молния-Л» (включающий станцию космической связи «Синтез», а также KB- и УКВ станции «Анис» и «Кора»). Централизованное управление боевой деятельностью осуществлялось посредством боевой информационно-управляющей системы (БИУС).
Торпедное вооружение АПЛ состояло из шести 533-мм автоматизированных торпедных аппаратов с автономно действующими пневмогидравлическими стреляющими устройствами и системами быстрого заряжания. Суммарный боезапас составлял 22 торпеды, ракето-торпеды и торпеды (типовой вариант загрузки — две ракето-торпеды РК-55, два «Шквала» и две торпеды САЭТ-60М в ТА, а также шесть ракет и 10 торпед на стеллажах). Ракетно-торпедное оружие могло применяться на всех глубинах погружения подводной лодки как одиночными выстрелами, так и залпом.
После ввода в строй К-278 в течение нескольких лет находилась в опытной эксплуатации. Проводились ее интенсивные испытания. В частности, были проведены погружения на предельную глубину с проверкой возможности стрельбы из торпедных аппаратов. Корабль привлекался к участию в учениях флота. На глубине порядка 1000 м лодка практически не обнаруживалась гидроакустическими и другими средствами потенциального противника и являлась неуязвимой для его оружия.
В октябре 1988 года К-278 было присвоено название «Комсомолец».

Источник: В.Е.Ильин, А.И.Колесников «Подводные лодки России: Иллюстрированный справочник», Астрель, АСТ, Москва, 2006 г.

Историческая справка по АПЛ "К-278".
16 марта 1976 г. — Зачислена в списки кораблей ВМФ как крейсерская ПЛ;
22 апреля 1978 г. — Заложена на стапеле цеха № 42 ПО «Севмашпредприятие» в г.Северодвинск как крейсерская ПЛ;
25 июля 1978 г. — Переклассифицирована в большую ПЛ;
30 мая 1983 г. — Торжественно выведена из цеха;
3 июня 1983 г. — Спущена на воду;
Июль — август 1983 г. — Проведены швартовые испытания;
Август 1983 г. — Торжественно поднят Военно-морской флаг. Начало ходовых испытаний;
28 декабря 1983 г. — Подписан приемный акт, вступила в строй;
18 января 1984 г. — Включена в состав 6-й ДиПЛ 1-й ФлПЛ КСФ с базированием на губу Лопаткина;
14 декабря 1984 г. — Прибыла к постоянному месту базирования, к этому времени наплаванность корабля составляла 107 ходовых суток, в том числе около двух месяцев плавания без гражданских специалистов на борту. В соответствии с совместным решением ВМФ и Минсудпрома руководство опытной эксплуатации поручено председателю комиссии – командующему 1 флотилии подводных лодок – и проводилось по разработанной Главкоматом ВМФ и Мидсудпромом специальной программе;
29 июня 1985 г. — Экипаж сдал курсовые задачи, был введен в состав перволинейных кораблей постоянной боеготовности и начал подготовку к глубоководному погружению;
Июль 1985 г. — В губе Западная Лица проведены испытания отстыковки вслывающей камеры;
31 июля — 7 августа 1985 г. —
Глубоководные испытания. 31 июля вышла в Норвежское море для проведения глубоководных испытаний. 4 августа выполнила программу глубоководного погружения. На борту находился Главный конструктор проекта Кормилицин Ю.Н., технический руководитель погружения первый заместитель главного конструктора Романов Д.А., ответственный сдатчик Чувакин В.М., сдаточный механик Леонов Л.П. В 12.43 пл погрузилась на глубину 1000 метров и оставалась там 51 минуту, достигнув максимальной глубины 1027 метров. При всплытии на 800 метрах выполнила прострелку торпедных аппаратов болванками. 7 августа вернулась в пункт базирования, на пирсе пл встречал командующий Краснознаменным Северным флотом адмирал Капитанец И.М.;
Август — ноябрь 1985 г. — Ревизия механизмов на ПО «Северное машиностроительное предприятие» в Северодвинске;
Декабрь 1985 г. — Выполнена доковая операция на СРЗ-10 в г. Полярном для ремонта штока лага;
30 декабря 1985 г. — Выведена из дока и перешла из губы Пала к месту постоянного базирования в губу Лопаткина;
1986 г. — В период опытных тактических учений выполнила в Норвежском море испытания аварийной газогенераторной системы всплытием с рабочей глубины 800 метров;
С 30 ноября 1986 г. по 28 февраля 1987 г. — Выполнила задачи автономной БС. Старший на борту ЗКД кап. 1 ранга Богатыревым А.С.;
Июнь 1987 г. — Закончена опытная эксплуатация, принята в эксплуатацию по прямому назначению;
Август — октябрь 1987 г. — Выполнила задачи автономной БС. В период выполнения задач боевой службы, 25 сентября совершила кратковременный заход в пункт базирования для передачи на берег ИГАГ-1 ст. л-та Диденко Ю.Н., в связи с обострением у него симптомов сердечной недостаточности;
31 января 1989 г. — Получила почетное наименование «Комсомолец»;
28 февраля 1989 г. — Вышла на боевую службу с 604 экипажем под командованием кап. 1 р. Ванина Е.А.;
7 апреля 1989 г. — Погибла при возвращении с боевой службы в Норвежском море. Подводная лодка шла на глубине 380 метров со скоростью 8 узлов, когда около 11.00 в 7-м отсеке возник очаг пожара, истинная причина которого так и осталась не установленной. В 11.12 на лодке была объявлена аварийная тревога, лодка начала всплывать ходом на глубину 50 метров. В силу ряда причин ликвидировать пожар подачей ЛОХ не удалось, огонь распространялся, в результате чего в зону пожара попали силовые электрические системы, из-за их повреждения на глубине 150 метров сработала аварийная защита паротурбинной установки и подводная лодка потеряла ход. Для дальнейшего всплытия была подана команда, продуть группу ЦГБ, что в значительной мере послужило кульминационным моментом развития трагедии. Объективные данные говорят о том, что при выполнении этой команды произошёл разрыв трубопровода ВВД ЦГБ № 10, расположенной в 7 отсеке, в результате чего в отсек под высоким давлением начал поступать сжатый воздух, что привело к перерастанию локального пожара в объёмный. Из-за резкого возрастания давления воздух, смешанный с продуктами горения начал поступать в цистерну слива масла главной машины, расположенную в соседнем, 6 отсеке, избыточным давлением масло "обратным ходом" было выдавлено в отсек и распылено по оборудованию. Когда в 11.16 лодка всплыла на поверхность, горели уже два отсека — 6 и 7-й, произошло задымление 2, 3 и 5-го отсеков, примерно в это же время происходит возгорание пульта в 3 отсеке и вспышка горючих газов в 5-м. Уже в надводном положении сработала аварийная защита ядерного реактора, произошло отключение основных электроцепей, питание перешло на аккумуляторную батарею. Была подана команда запустить аварийный дизель-генератор, которую экипаж выполнял в течении двух с лишним часов. В 11 час 37 мин был первый раз передан сигнал об аварии. Однако из-за разрушения систем гидравлики в этот момент выдвижные устройства начали опускаться под собственным весом, возможно, в этом заключается причина ненадёжности передачи аварийного сигнала — на берегу он был принят и расшифрован лишь после 8 раза, в 12 час 19 мин. Тем временем через разрушенный трубопровод горячий воздух из 7 отсека поступает в цистерну главного балласта № 10 правого борта, продувает её, что образует крен на левый борт. Не выяснив причину образования крена, его пытаются выровнять продуванием противоположных цистерн, что приводит к поступлению в горящие отсеки свежей порции воздуха под давлением. К этому моменту личный состав включен в шланговые дыхательные аппараты, в систему которых попадают продукты горения — личный состав начинает выходить из строя в результате отравления, организовывается работа аварийных партий по выносу пострадавших из отсеков. С опозданием подана команда — переключиться в ИДА, однако в экипаже уже появились первые жертвы. В 12.39 к месту аварии вылетает патрульный Ил-38, а в 13 час 20 мин командование Северного флота передаёт координаты лодки на плавбазу "Алексей Хлобыстов", которая выходит к месту аварии. В 14.40 установлен визуальный контакт с самолетом Ил-38. На лодке всё это время продолжались попытки устранить крен и осуществить разведку аварийных отсеков, тем временем началось поступление воды внутрь прочного корпуса 7 отсека, крен начал переходить на правый борт, возрос дифферент на корму до 2 градусов. На лодке закончились запасы хладагента ЛОХ и воздуха высокого давления. К 16.30 ситуация начала стремительно обостряться и в 16.40 по кораблю был отдан приказ готовиться к эвакуации лодки, приготовить ВСК, покинуть отсеки. Личный состав начал отдавать спасательные плоты, однако удалось спустить на воду лишь один из них. В 17.08 лодка с дифферентом на корму до 80 град стремительно затонула на глубине 1858 метров в точке с координатами 73°43’17 с.ш. 13°15’51 в.д. Вместе с кораблем в районе затопления утонуло 23 члена экипажа. В воде оказались 59 человек, пятеро, включая командира лодки, остались в ВСК, из них после всплытия камеры выжил лишь один человек, а камера затонула. Всего погибло 42 подводника, тела 16 погибших и оставшиеся в живых были подняты на борт рыбопромысловой базы «Алексей Хлобыстов» и промыслового судна «Ома». Дальнейшая оценка причин катастрофы в различных источниках значительно разнится — руководство ВМФ обвиняло в несовершенстве лодки конструкторов и судостроителей, последние, в свою очередь заявляли о неумелых и порой даже безграмотных действиях экипажа. Однако очень тяжело судить о правильности или ошибочности действий экипажа, попавшего в экстремальную ситуацию;
6 июня 1990 г. — Исключена из состава ВМФ;
1989 — 1998 гг. — Обследована на грунте глубоководными аппаратами «Мир». В 1989—1998 годах было проведено семь экспедиций, в ходе которых проводилась установка измерительной и записывающей аппаратуры и герметизация торпедных аппаратов, с целью обеспечения радиационной безопасности. Во время экспедиции в 1998 году было обнаружено, что записывающие станции отсутствуют, от них остались только аккуратно отстыкованные якоря. Вероятно, приборы были несанкционировано сняты или срезаны с помощью других подводных аппаратов или необитаемых телеуправляемых роботов.

Читайте также:  Как открыть доступ к записи на флешку

Командиры.
1. Зеленский Ю.А. (март? 1976 — 31.12.1989.).
2. Ванин Е.А. (июнь? 1984 — 07.04.1989.) командир 604-го экипажа (2-го экипажа), в/ч 09640.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *